Прошло полтора десятилетия с тех пор, как Теодор Курентзис пообещал сохранить классическую музыку. Греческий и российский дирижёр, обладающий дерзким пылом сейчас находится в середине карьеры.

Оркестр под управлением Теодора Курентзиса 

На прошлой неделе он и его ансамбль музыкальных инструментов MusicAeterna представили триумфальный финал Летнего фестиваля в Люцерне в 2019 году, исполнив все три оперы Моцарта/Да Понте (Le nozze di Figaro, Don Giovanni, Così fan tutte) в концертных постановках вместе со звездной легендой — меццо-сопрано Сесилия Бартоли. Было слышно, как у зрителей перехватило дыхание, когда Курентзис на скорости мультяшной погони влетел в увертюру к “Фигаро”. И что это был за стук? Ах да, звук его каблуков ритмично приземляется на подиум. 

Более знакомый на европейской фестивальном участке, особенно в Зальцбурге, Курентзис вряд ли видели в Великобритании. В прошлом году он и его музыканты – ранее финансируемые государством и проживающие в Перми, недалеко от Урала, теперь независимые и базирующиеся в Санкт-Петербурге – дали выпускной вечер BBC. Проекты в Манчестере и в Королевской опере провалились. Также он еще не дебютировал в США: в ноябре он будет представлять новую интерпретацию Реквиеме Верди в Нью-Йоркском «The Shed». «New York Times» предвосхитила новость с заголовком: «Спаситель или Шарлатан?». Это придает Курентзису колорит.

Курентзис и MusicAeterna уже записали цикл Da Ponte. Скорости теперь головокружительные, суетливая орнаментация и своеобразная акцентуация не легко переносят повторное прослушивание. И все же именно эти качества придавали концертам Люцернского фестиваля их неотразимую энергию и огонь. Повторение для Курентзиса – анафема. Этот дирижер требует максимум от своих музыкантов. Репетиции, как сообщается, продолжаются до поздней ночи, независимо от правил профсоюза, которых придерживаются другие оркестры. В результате вы получаете исчерпывающее внимание к деталям – игривая струнная игра; мягкие деревянные духовые, скрипучая латунь и резкие ударные (а не резонансные) литавры.

Большая часть пения Бартоли и некоторых из главных солистов была обычной, но чувство ансамбля все компенсировали. Хор был великолепен, оркестровая игра захватывала дух. Юные музыканты Курентзиса, берущие только самые короткие паузы, все время стояли на ногах. Непрерывные игроки, которые сопровождают речитативы, импровизируют и украшают примерно в два раза больше, чем обычно. Обрывки темы Nokia и партитура для скрипки Баха вкрались в расцвет фортепиано. Почему нет? Моцарт обожал бы изюминку их «Фигаро», вакханалию безумия Дона Джованни, которая закончилась «Доном в аду», отказавшись от финального ансамбля, и эротическую безрассудность Così fan tutte.

Подход Курентзиса является авторитарным в старом стиле. Он направляет каждую ноту и фразу, размахивая руками прямо перед лицами певцов, хотя и воздерживался вместе с Бартоли в этом, их совместном сценическом дебюте. Помимо концерта Арий Моцарта, она пела Деспину, в «Così», роль, которую она впервые сыграла в 1996 году. Курентзис может подумать, что она знает, как это происходит. Искрящаяся, колючая, остроумная и блестящая, она, в свою очередь, казалось, не возражала против более экстремального темпа Курентзиса. В то же время она сосредоточила свое выступление на своем безупречном музыкальном интеллекте и стиле. Это была самая успешная из трех опер.

Сесилия Бартоли с Теодором Курентзисом и MusicAeterna в Люцерне. Фотография: Питер Фишл

Особая похвала ирландскому меццо-сопрано Пауле Муррихи (Керубино/Дорабелла) и Федерике Ломбарди (Донна Эльвира). Греческий баритон Димитрис Тилиакос и американский бас-баритон Кайл Кетельсен были хорошо подобраны как Дон Джованни и Лепорелло, а ветеран британский бас Роберт Ллойд сделал долгожданное появление в качестве «Commendatore». Чтобы вписаться в график Бартоли, Курентзис нарушил свое обычное правило и провел четыре концерта подряд. Люцернский фестиваль принес пользу зрителям. Симфонический оркестр SWR в Штутгарте, где он недавно стал главным дирижером, заплатил свою цену. Днем позже Курентзис отменил свои концерты там на сентябрь. Каким бы безумным он ни был, Курентзис не спаситель и не шарлатан. Правда тоньше и интереснее.

Источник: https://www.theguardian.com/music/2019/sep/21/teodor-currentzis-musicaeterna-cecilia-bartoli-lucerne-review-werther-royal-opera-juan-diego-florez